Когда я ро дила двойняшек, думала — моя мама будет самой счастливой бабушкой. Но то, что заявила после того, окончательно сбило меня с толку.

Сколько я себя помню, моя мама хотела выйти на nенсию. Она преподавала в школе, работа была тяжелой, зарnлата — низкой, а коллектив – не очень удачный. Она всегда мечтала об отдыхе. У нее были планы на ближайшие 50 лет. Она приобрела дачу и решила выращивать розы. Она очень любила цветы. Но не собиралась заниматься землеводством. Она заранее заявила, что будет жить в свое удовольствие. Она планировала визиты к старым подружкам, в кинотеатры, музеи, выставки, еще в бассейны и прогулки по городу.

Она твердо решила заниматься вышивкой и вязанием. Когда мама вышла на nенсию, я была б еременна. Я ждала двойняшек. Она демонстративно заявила, что не собирается постоянно заботиться о внуках. Она могла бы помогать время от времени. Я и не ожидала другого. Я хорошо знаю свою маму. Но муж, золовка и свекровь обещали мне помогать — и они сдержали свое слово.

Мама говорила, что растила меня без памперсов и автоматических стиралок. После выхода на nенсию первые три месяца я ее почти не видела. Очевидно, она была занята осуществлением своего плана. Она пришла в день выписки, когда вся семья мужа приехала забирать меня и моих малюток домой. Моя жизнь превратилась в суматоху. Не спала ночами: физически очень сложно заботиться о двойняшках. Они требуют много внимания, ведь на плечи мамы ложится забота сразу о двух малышах с одинаковым возрастом.

Видимо, в какой-то момент маме стало скучно и она стала нуждаться в общении. Она стала приходить чаще. Сидела у меня с утра до вечера. А у меня много дел. У меня нет времени сидеть и болтать. Она приходит утром, садится и начинает говорить обо всем на свете, о том, что видела по телевизору, что прочитала, сплетничает о людях, которые меня не интересуют. И жалуется, как ей скучно. Она моя мать, я ее очень люблю и не хочу ей грубить, но удивляюсь тому, что она не понимает: теперь я больше всего нуждаюсь в ее помощи.