Вечером соседи вдруг сказали, что забыли забрать ребенка из садика. Я очень быстро водил машину и через десять минут мы были в садике. Увидев ребенка, мы оաарашили.

Саша пришел с работы домой. Только зашел, как жена тут же бросилась к нему. Она сказала, что нужно срочно отвезти Алину (это соседка, живущая напротив) в детский сад. Миша удивленно сказал, что уже девять часов, и все детсады сейчас закрыты. И потом он уставший и к тому же очень голодный. Но жена сказала, что это срочно, ребенка ж алко, сидит там и nлачет. Алина, в такой мороз, дойдет минимум за полчаса. А еще возвращаться обратно. Делать было нечего. Саша спустился во двор и начал разогревать машину.

Был сильный мороз. Алина уже спустилась во двор, подошла, села в машину, и они поехали. Зашли в детсад. За столом сидела воспитательница: она просто была поражена и сказала, что ей не так много nлатят, чтобы она сидела и чуть ли не до ночи ждала, пока придут за мальчиком. Как можно таких людей называть родителями, когда они могут забыть о существовании своего собственного ребенка. Позади воспитательницы на маленьком стульчике сидел Арсений и nлакал.

Он подбежал к матери, сильно обнял ее за ноги и не отпускал до самой машины. Когда они сели в машину, Саша увидел, что Алина тоже nлачет. Когда они возвращались обратно, Саша спросил Алину, как же они забыли про сына? Алина немного помялась и рассказала, что вернулась с работы усталая, включила телевизор и села ужинать. Передача была очень интересная, и она засмотрелась, а потом пришел муж. Разогрела ужин для него и пошла прилегла на диван; они досмотрели с мужем передачу.

И только потом вдруг вспомнила, что не привела домой из детского сада Арсения. Бывает же так, попросту вылетело из головы, пока они смотрели передачу, им раз десять звонила воспитательница. Звук телевизора был настолько громким, что никто из них не слышал звонков… А как же муж? Ничего стр анного: если мать не вспомнила про своего ребенка, то что треб0вать с него? Два взрослых человека, два р0дителя, и никто из них не вспомнил о своем сыне, которого растят уже пять лет.